На главную
На главную Контакты
Смотреть на вещи без боязни

Воздать автору за его труд в любом

угодном Вам размере можно

через: 41001100428947

или через карту Сбербанка: 639002389032172660

РОСЛЯКОВ
новые публикации общество и власть абхазская зона лица
АЛЕКСАНДР
на выборе диком криминал проза смех интервью on-line
общество и власть

ПОСЛЕДНИЕ ЦВЕТЫ КРАСНОГО РЕЖИМА. Российский губернатор против урюка-миллиардера

ГАМЛЕТ ПО-РУССКИ – ЧТО НЕ ТАК?

ВО СЛАВУ ВЫБОРОВ

СТОЛЫПИНСКИЙ ВАГОН НА ПУТИ ВИТТЕ

АБХАЗСКИЙ ДЕБОШ

МЫ, ОБЪЕДКИ НАШИХ ПРЕДКОВ…

ЦЕНЗУРА КАК НАЦИОНАЛЬНАЯ ДИВЕРСИЯ

ТРИУМФ «ВОРОВАЙКИ»

ПОД СТРАХОМ ЖИЗНИ. Почему разбился ТУ-204?

ВСЯ ВЛАСТЬ ХАЛЯВЫ

ОППОЗИЦИЯ НЕ ОПОЗОРИТ РУК РАБОТОЙ!

БЕС ВРАНЬЯ. Как он вселился в ныне набожные души?

ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ ПУСЕЙ: ПОМИЛОСЕРДСТВУЙТЕ, БРАТЦЫ!

РОССИЯ – ТВАРЬ ДРОЖАЩАЯ, ИЛИ ИМЕЕТ СВОЕ ПРАВО?

США – СИРИЯ: ОХОТНИК НАЙДЕТ КРОВИ!

АБХАЗИЯ: ОТ ЛЮБВИ ДО НЕНАВИСТИ

НУ, СЛАВА БОГУ, ОСКОТИНИЛИСЬ!

ВСЯ ВЛАСТЬ – ПУПЫРЫШКАМ!

СОВЕСТЬ НАЦИИ В ПОИСКЕ ТРУПА ДЛЯ СЕНСАЦИИ

ПРЫЩ НАРОДА. Кредо российского чинуши: веруй и воруй!

КТО УБИВАЕТ САМОЛЕТЫ?

ПРОДУВНЫЕ ЯЙЦА

ГЕРОИНЯ ПРОТИВ ВСЕХ

ДРУГ ЛИ НАМ ПЛАТОН – И ЧТО ТАМ У НЕГО НА ЗАДНЕМ ПЛАНЕ?

КТО ВИНОВАТ В КРУШЕНИИ БОИНГА В КАЗАНИ?

ЯВЛЕНИЕ ВОРА НАРОДУ

БОЙ С ТЕРРОРИЗМОМ: ИСТОРИЧЕСКИЕ ГРАБЛИ В ПОМОЩЬ!

ЛЕЗГИНКА НА КОСТЯХ ВРАГА

ПРЕМЬЕР-ПЕТРУШКА – ЗАЧЕМ ОН НУЖЕН ПУТИНУ?

ЦЕНЗУРЫ СЕЯТЕЛЬ МАШИННЫЙ

СТРАШНАЯ СИЛА ДАМСКИХ ПАЛЬЧИКОВ

ВЕРМИШЕЛЬ КАК ПОЛИТИЧЕСКОЕ КУШАНЬЕ

СУПЕРИГРА МАЙДАН-ОНЛАЙН

МОСКВА – ТАДЖИКИСТАН: УМЕНИЕ ТЕРЯТЬ ДРУЗЕЙ

КОРРУПЦИЯ КАК БАЗОВЫЙ ЭЛЕМЕНТ РОССИЙСКОЙ ВЛАСТИ

ЛЮДИ ОДНОГО ОСТРОВА. Почему на Кипре нас любят как нигде?

ТРЕТИЙ ПУТЧ. Ельцин и ГКЧП.

РАСКРЫТЫЙ ЗАГОВОР. Николай Бухарин был расстрелян небезвинно.

ЖЕРТВА СЮЖЕТА. Как подлый Борис Соболев помог несчатной матери продать ее дите

БЕКЕТОВА ГРОХНУЛИ СКОРЕЙ ВСЕГО СВОИ ЖЕ

ПИСЬМО ГРУЗИНА РУССКОМУ ВРАГУ

КОГДА БЫЛ ВОВА МАЛЕНЬКИМ. Путин с Грефом борются против бедности - или против бедняков?

ЛЮБОВЬ И ВЫБОРЫ

ГОРЕ БЕЗ ТРУДА

АРМЯНСКИЙ КОМБАЙН

НЕМЦОВЩИНА

СТЫД И МЕЧ. Таиланд как находка для фашизма

ФЕМИДА ПО-КАЛУЖСКИ. Калуга предпочла законам РФ свой Шемякин суд.

ПИР ПОТРОШИТЕЛЕЙ. Чудо в Калуге: пришелец украл деньги со счетов воздушно-капельным путем.

ПОЭТ В РОССИИ БОЛЬШЕ НЕ ПОЭТ!

РАССТРЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ. Как я был жопой Березовского.

ГЛАС ВОПИЮЩЕГО В СМОЛЕНСКЕ. Офицер в гражданском тупике.

ГИБЕЛЬ ЯК-42 – НЕ КАТАСТРОФА, А УБИЙСТВО

ИСТОЧНИК РОДИНЫ. Великий пост: "Девки - это растительное, можно!"

БУРЕВЕСТНИКИ НА ТРАССАХ

ШИРОКА КИШКА МОЯ СЛЕПАЯ. Михаил Ходорковский: взлет и посадка.

РАБ ПО ПРИКОЛУ

КАВКАЗСКАЯ ПЛЕННИЦА. Национальный передел в Москве.

КАКОЕ ОЗЕРО, ТАКИЕ И РУСАЛКИ!

ТРУНОВСКИЙ ЛЕГИОН. Норд-Ост и адвокат Трунов

ПИК ПУТИНА. Какая пропасть оттопырилась под ним?

ЦВЕТЫ ЛЖИ. Дзержинский приютил беспризорников, а мы их выкинули на помойку.

НАБЕРЕЖНАЯ ПОЛКАНОВ. Собака в городе - друг или враг?

ХИМКИНСКИЕ МИФЫ ИЛИ ПЛЯСКИ НА КОСТЯХ

ГЕНИЙ И ЗЛОГЕЙСТВО. Чайковский сдох бы со стыда за "Щелкунчика" Б. Моисеева.

ОБРЕЖЕМСЯ О ПАМЯТЬ. На что аграрию Ивану Тявкину Тургенев?

ТАНЕЦ ТОПОРА. Если есть больший жулик – я святой!

ЖИЛ ПРОДАЖНЫЙ КАПИТАН. Блеск и нищета ГИБДД.

ЧЕРНАЯ ЮЛЬКА. Кто гарант работорговли в нынешней России?

ТЕАТР ОДНОГО ВАГОНА. Наша последняя защита - женский батальон.

ПУТЕМ БОМЖА. Закон об иммиграции - конец титульной нации.

СТАДО БАРАНОВ, ПОГОНЯЕМОЕ СТАДОМ ПАСТУХОВ. Попытка Мухина понять умом Россию.

У СЕРОСТИ В ПЛЕНУ. Интеллигенция на службе у барышников.

НАШИ БОЛЬШЕ НЕ ПРИДУТ

МАТЕРИНСКАЯ ПЕТЛЯ. "Сегодня покрестились - завтра у старухи дом обворовали..."

ОХОТА К РАСПРОДАЖЕ МЕСТ. Взрыв бизнес-алчности на пороховом заводе.

РОДНАЯ РЕЧЬ. Ахматова и Пастернак - герои соцтруда, а Солженицын умер вместе с СССР.

КОНЬ БЛЕД И ВСАДНИК СМЕРТЬ. Клинически несовместимый с производством бизнес убивает нас.

НАШ ВЫБОР – МЕЖДУ ПЛОХИМ ПУТИНЫМ И ХОРОШИМ ПАЛАЧОМ

УРАЛЬСКИЙ БАСТИОН. Великий почин Татищева и де Геннина.

БОЛОТНЫЙ БАРАБАН. Зомбосеть против зомбоящика: кто кого?

ДВОЕ ИЗ ЗМЕИНОГО БОЛОТА. Лужков и Путин – вольное сравнение.

ПОСЛЕ ЗАВТРАШНЕГО. Стабфонд будет разворован неизбежно.

РУССКИЙ МЕД. Позадушам о Боге, попах и прочей чертовщине русской жизни.

ДУРНОЕ ДЕЛО. "Хоронить - только в гробу с закрытой крышкой..."

КАК ТАРАКАНЫ В БАНКЕ. Почему нам еще век свободы не видать?

СТРАШНЕЙ ВОЙНЫ. Сергей Степашин об итогах приватизации в РФ.

ГНЕТУЩИЙ СТРАХ. Что не дает нам выбиться из насекомых в человеков?

ОКАЯННЫЙ РЕЙС. Что подрубило самолет Леха Качиньского?

РУССКИЕ КАК ГРИБЫ: ИХ ЕДЯТ, А ОНИ ГЛЯДЯТ, ИХ РЕЖУТ, А ОНИ БРЕШУТ!

ВО ВЛАСТИ ИНОПЛАНЕТЯН. Молись, козявка, и заткнись!

У КОГО ТАНКИ – ТОТ И ДЕМОКРАТ! О безобразной подоплеке наших выборов.

ОЛЕНИ И ОЛЕНЕВОДЫ. Христос воскрес в СССР, но продержаться - коксу не хватило.

СТРЕЛЯЙ НЕ ОТ БЕДРА, ОТ СЕРДЦА – ПУЛЯ ВИНОВАТОГО НАЙДЕТ! Кто виноват в наших ментах и что с ними делать?

КРАСИВАЯ И МОЛОДАЯ. Герой Труда - какая ерунда!

МЫСЛЬ ИЗРЕЧЕННАЯ ЕСТЬ СРОК. Судебный процесс над писателем Юрием Мухиным.

ПАЛАЧИХИ ХИМКИНСКОГО ЛЕСА. Откуда растут ноги Чириковой?

ТОЧКА «РУ» В ДЕЛЕ БУХАРИНА. Интернет против демократической глушилки.

НЕ БОГ, НО КНУТ. Тогда - обожествляли общество, теперь - обожествляем Бога

ДОРОГА К ВИСЕЛИЦЕ. Самый национальный проект России.

    

У КОГО ТАНКИ – ТОТ И ДЕМОКРАТ!

 

Российские политики вовсю хают президентские выборы в Беларуси. А что при этом с выборами у самих?

 

Ну не приемлет сама наша почва, хоть ты тресни, эту демократию! Последний ее не выкошенный островок – выборы глав малых городов и поселков – и тот утоп в пучине лихоимства.

Выборы губернаторов и в Думу у нас выкосили еще раньше: первые, выродившиеся в неуправляемые воровские войны – напрямую; вторые – через управляемые с кремлевской вышки партии. И в общем поделом: шуму от тех же независимых законодателей было много, а толку – ноль. Ибо какой толк принимать законы, даже золотые, в стране, где высшей доблестью считается их нарушать?

Но на муниципальном уровне какая-то реальная борьба за власть еще была, а лишь она – и есть демократия. Все остальное – блеф в порядке анекдота, что в Америке и через месяц после выборов не знают победителя, а у нас знают еще до их начала. И все придворные сказанья о каком-то шансе выбора на прошлых и грядущих президентских выборах – тот же блеф. И даже не в силу неравной агитации и подбора в соперники кронпринцу заведомо неконкурентных фигур. Конкуренты гасятся еще на стадии их зарождения – что нынешняя власть слизала прямо у советской.

Я помню такую информацию в «Правде» эпохи уже поздней перестройки: «Секретарем ЦК КПСС избран Бакланов О.Д.». И все. А кто он, этот поднятый к рулю целой страны герой? Кроме того, что он «О.Д.», стране знать не положено!

Примерно то же у нас и сейчас. Например Степашин со Счетной палатой выдал эпохальный труд – книгу «Итоги приватизации 1993–2003 годов», которая могла бы стать его визитной карточкой. Но эта книга вышла тиражом всего 1 000 экземпляров и в продажу не ушла – дабы исключить саму возможность освещения возможного лица. Точно так же и весь наш высший резерв заткнут с глаз долой в рукав Кремля: кого оттуда вытащат за пару месяцев до выборов – того и выберут.

Но муниципальные выборы были до поры, хоть и с изрядной долей всяких искривлений, хоть сколько-то прямыми. В поселке или городке, где все всех знают, трудно протащить невесть кого – как на выборах более высоких уровней, где уже ничего не видно за кривыми стеклами «прямых эфиров» и газетного вранья. Но только не бывает, чтобы, как в еврейском анекдоте, у всех была суббота, а у одного – среда. И эти низовые выборы в итоге выродились в чисто коммерческое предприятие, вроде вложения в валюту и недвижимость.

Когда те депозиты перестали обеспечивать не только рост, но и сохранность капитала, люди с не пристроенной кубышкой и открыли этот новый вклад: «выборный». На деле это выглядит так. Путем благотворительности, до безумия любимой нашей беднотой, вкладчик строит себе имидж местного Христа-спасителя, способного накормить тремя хлебами «дорогих земляков». А там уже и принимает «нелегкое для себя решение идти на выборы». Это же нелегкое решение принимает и еще один-другой игрок этой фортунки – и земляки давай гадать, кто же их больше осчастливит своим выигрышем?

Вроде вот и реальная борьба – и она точно доходит до таких драк, что хоть святых вон выноси! За последнее время только с выборов в Подмосковье вынесли вперед ногами сразу нескольких причастных к ним – далеко, правда, не святых. Но земляки не смыслят или не желают смыслить, что всякий много обещающий им вкладчик бьется не за них, а за свой лот в этом своеобразном инвестиционном конкурсе. И выиграв, начнет прежде всего с возврата вложенного – через взятки, поборы с коммерсантов и продажу муниципальной собственности.

Да и откуда он на ту же раздачу предвыборной халявы взял? Ну не с Луны ж – а с тех же ранее обобранных им земляков; но простодушным землякам сдается, что с Луны! И своей простотой, что подчас хуже воровства, они же и способствуют отжиманию от власти честных, не помешанных на воровстве людей.

Непроходимым ситом для таких стал и весь комплект законов, принятых под видом очистки выборов от всяких злоупотреблений. Нельзя, например, сказать: «Построю детские качели», – это подкуп избирателей. Но можно: «Приложу усилия для изыскания возможности построить». Нельзя вести там-то и так-то агитацию, фотографироваться на таком-то фоне, но в обходную – можно.

Масса этих закавык, грозящих кандидату дисквалификацией, требует основательного юридического сопровождения. А юристы, ставшие на выборах чуть не главными фигурами, стоят – овес-то нынче дорог! – кучу денег. Вся пресса – полностью кривая, поэтому надо издавать свои спецвыпуски силами тоже недешевых мастеров. Нанять так называемого «дублера», без которого при твоем перевесе соперники снимутся с выборов и выборы отменят – и еще куча вынужденных той очисткой трат.

И они выливаются в такой бюджет, что сразу заставляет забыть о всякой честной, некоммерческой борьбе. Поход на выборы в любом местечке стал стоить минимум от нескольких миллионов рублей до много большего. Чем больше вложено – тем вероятней выигрыш и тем больше победитель должен будет выжать из местечка, потерпевшего его победу, на возврат своих затрат.

Но только кто ж на этом остановиться? Единожды укравший будет красть и дальше, и все те законы приняты не против этого порока, а в его пользу – так как принимали их прочные же люди, и закольцевавшие этот порочный круг.

Перед такими вилами пасует наша властная гора, уже готовая упразднить и местные выборы. Ну в самом деле, кой в них прок, если они заточены на то, чтобы победил вор из воров? А как их перезаточить на пользу обществу – и мысли нет; легче отбросить просто – как мартышка не пошедшие ей впрок очки. Но сход с трудной выборной дорожки ведет к возврату в ту же точку невозврата, на которой сковырнулась и советская система, не сумевшая преодолеть ее пороки.

Выборы имеют смысл, если они действительно свободное волеизъявление народа; а свобода – категория экономическая. И еще в СССР порядочные реформаторы начали с проработки экономики, отчего в начале перестройки у нас возник бум производственной публицистики. Для повышения производительности труда и освобождения его от старых проформ были придуманы новые формы: на заводе – бригадный подряд, на селе – безнарядные звенья и фермеры. Со всем этим надо было еще работать и работать, но скоро из печати и умов все вышибла убогая антисоветчина, которой наши Горбачевы боялись меньше, чем свободы. Поскольку после смены советской власти на любую другую они уж как-нибудь к ней прихлебались бы – и прихлебались! А вот свобода точно б их не пощадила!

И на-гора вышла другая, идиотская идея: что делать с производством ничего не надо, надо лишь убить соввласть и поделить на всех ее кубышку. Вроде идеи Раскольникова: убить старуху-процентщицу – и подняться на ее чулке. И тот народ, который был сбит с толку Горбачев, следом, как подпоенную бабу, поимел Чубайс через его косые ваучеры, обещавшие на каждый по две «Волги». С этой аферы и зашла вся наша демократия.

При этом она сразу оторвалась от экономики и производства – став неким Молохом, требующим сугубо жертв, включая человеческие. И наша творческая интеллигенция, и раньше не особо праведная, но хоть обязанная служить праведной классике труда – тут же легла под это чудище. Никита Михалков стал зазывалой воровского «Чара-банка», другие светочи сдали свои души другим ворам. И остальной народ, уже не зная, откуда ждать обещанных «двух «Волг» по ваучеру», слепо побрел за этими, за неимением других, душеприказчиками.

У всякой порядочной идеи есть отец: все знают Кромвеля, Руссо, Марата, Адамса – родителей далеко пошедших в их отчизнах теорий и практик. Но наш нынешний строй, просто записанный демократическим – сирота казанская. Его никто не строил, он возник, как Смердяков, еще один бес Достоевского, «из банной сырости». Оттуда же – и наша экономика, которую тоже никто не строил и не связывал с политикой. Даже пытались одно время так и записать ее – без отчества: «За экономику без измов!» Но это все равно что запустить самолет без всякой аэродинамики – а просто, чтоб летал.

У нашего советского этапа тоже есть отец с фамилией Ульянов-Ленин, и все сказки, что его нам «просто» подогнали в своих целях немцы в пломбированном вагоне – детский лепет. Он стал властителем, создав в своих трудах, что пообъемней труда нашего единственного сейчас VIP-писателя Степашина, могучую теорию, внедренную им в жизнь. «Он управлял теченьем мыслей, и только потому страной» (Пастернак).

А основоположник нашей демократии Ельцин не выдал ни одной теоретической строки, служа марионеткой тех, кто, позволяя ему спьяну дирижировать оркестром, дирижировали им. И наша демократия действительно была к нам заслана в чужом вагоне с целью развалить СССР, который в результате и развалился.

Впрочем некая кормчая книга издания Мирового банка у нас была  с начала 90-х, и я ее читал в Нижегородской области еще в пору губернаторства Немцова. В ней было писано буквально следующее: сократить столько-то молокозаводов, объектов сельхозтехники, посевных площадей… Расформировать колхозы и совхозы… Закупать продукты в Новой Зеландии, Германии… Ну и так далее – с детальной росписью всего намеченного под топор.

Я тогда спросил председателя нижегородского Совета аграриев Владимира Белозерова: «Плохо Немцов справляется с делами?» – «Наоборот! Все, что в той книге Мирового банка было, претворил!» И когда пахать под картоху там стали уже даже не конем, а бабами, Немцова за такое претворение подняли в Москву, наметив на премьера. Его вагон из-за дефолта отцепился – но все стоит на запасных путях, готовый тронуться по первому свистку, чтобы дорубить то, что еще не дорублено.

Кто в этой рубке больше преуспел, у нас и вышел в цвет – вот собственно и вся «теория и практика» нашей «вагонной» демократии. Плюс ее профиль еще выразился в танке для разгрома оппонентов в 93-м – что отлилось в таком народном словоизъявлении, заменяющем у нас сроду волеизъявление: «У кого танки, тот и демократ!»

Так все и катится по сей день, без всякой вразумительной идеи, с единственной заботой власти – натянуть себе фиктивную победу на фиктивных выборах. И это лишь, единственное достижение наших бесплодных в остальном властей и натягивается.

Но это не триумф введенной у нас через пень колоду демократии, а откровенная, бесстыжая перед своим народом профанация ее. Как самолет не полетит без всего аэродромного хозяйства, и демократия не действует без всех положенных ей соблюдений. И главное – без конкуренции, которая у нас почти убита в производстве, и совсем – в политике. Один клан, победивший не путем создания чего-то нового, а путем уничтожения конкурентов, прет во все наши выборные щели, где с ним если еще и тягаются, то только те же воры.

У нас выросла какая-то небывалая, феодально-династическая демократия – без выборов, с попраньем всех законов, под внутренний девиз ее столпов: «На наш век хватит, а за нами – хоть потоп!» Свои кубышки они с оглядкой на не ровен час держат за бугром – отчего у нас и такая дерганная внешняя политика: зависит от того, где, сколько и чьего на стороне лежит.

У нас самая большая в мире репрессивная машина – и самая низкая производительность труда. Мы не только корабли и самолеты разучились делать сами – но уже и заготовки для дверных ключей, гвозди, скрепки возим из Китая!

Для трансформации во что-то более порядочное наше общество должно отказаться от уже вошедших в кровь вранья и воровства. Но оно, отзывчивое только на халяву, этого не хочет – скорей готово терпеть воровскую власть, ворча при этом: ну и что нам эта демократия дала? Как чеховский купец, которому врач прописал для похудания диету из цыпленка, сжирал полный обед, потом цыпленка – и смеялся над врачом: я от его диеты как толстел, так и толстею!

В таком ключе, конечно, лучше, чтобы наш безвыборно переходящий трон сам назначал сатрапов – чем те своими псевдо-выборами грабили зазря народ. Но тогда дальше – та же точка невозврата, исторический потоп под массами других народов, рвущихся на наши территории.

Вопрос: зачем все это писать, и главное – кому? Власть ничего такого не читает, у нее нет совести – и не предвидится; а у совестливых – власти. Куда ни кинь – менты свирепствуют, суды кривят, народ с горя пьет горькую, ну и так далее.

Но я смотрю на гастарбайтеров, трудящихся у нас на птичьих вообще правах – но и плодящихся при этом, и подвозящих свои семьи, даже нанимающих себе гуртом правозащитников. Этим подкидышам куда нелегче нашего, но не загасив какой-то личный огонек, они превозмогают все.

Наши скинхеды их за это ненавидят, убивают – но у этого армяно-китайского, с вьетнамской примесью азербайджано-грузинского дракона сразу вырастают вместо срубленной три головы. И пока мы в ожидании какой-то окончательной халявы клянем нашу демократию, они путем презренного у нас труда строят какую-то свою систему и идею. И помогая друг дружке выжить на чужбине, запрягая наших дочек на обслугу их лотков, все больше занимают пустые площади наших прошлых авиакосмических и прочих производств. Но пока в умах хотя бы существует образ должного, еще возврат к нему, пусть чудом, но возможен. Но если перестать совсем писать и думать, став и в душе безмозглым стадом – тогда пиши совсем пропало и гаси в библиотеке свет.