На главную
На главную Контакты
Смотреть на вещи без боязни

Воздать автору за его труд в любом

угодном Вам размере можно

через: 41001100428947

или через карту Сбербанка: 639002389032172660

РОСЛЯКОВ
новые публикации общество и власть абхазская зона лица
АЛЕКСАНДР
на выборе диком криминал проза смех интервью on-line
общество и власть

ПОСЛЕДНИЕ ЦВЕТЫ КРАСНОГО РЕЖИМА. Российский губернатор против урюка-миллиардера

ГАМЛЕТ ПО-РУССКИ – ЧТО НЕ ТАК?

ВО СЛАВУ ВЫБОРОВ

СТОЛЫПИНСКИЙ ВАГОН НА ПУТИ ВИТТЕ

АБХАЗСКИЙ ДЕБОШ

МЫ, ОБЪЕДКИ НАШИХ ПРЕДКОВ…

ЦЕНЗУРА КАК НАЦИОНАЛЬНАЯ ДИВЕРСИЯ

ТРИУМФ «ВОРОВАЙКИ»

ПОД СТРАХОМ ЖИЗНИ. Почему разбился ТУ-204?

ВСЯ ВЛАСТЬ ХАЛЯВЫ

ОППОЗИЦИЯ НЕ ОПОЗОРИТ РУК РАБОТОЙ!

БЕС ВРАНЬЯ. Как он вселился в ныне набожные души?

ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ ПУСЕЙ: ПОМИЛОСЕРДСТВУЙТЕ, БРАТЦЫ!

РОССИЯ – ТВАРЬ ДРОЖАЩАЯ, ИЛИ ИМЕЕТ СВОЕ ПРАВО?

США – СИРИЯ: ОХОТНИК НАЙДЕТ КРОВИ!

АБХАЗИЯ: ОТ ЛЮБВИ ДО НЕНАВИСТИ

НУ, СЛАВА БОГУ, ОСКОТИНИЛИСЬ!

ВСЯ ВЛАСТЬ – ПУПЫРЫШКАМ!

СОВЕСТЬ НАЦИИ В ПОИСКЕ ТРУПА ДЛЯ СЕНСАЦИИ

ПРЫЩ НАРОДА. Кредо российского чинуши: веруй и воруй!

КТО УБИВАЕТ САМОЛЕТЫ?

ПРОДУВНЫЕ ЯЙЦА

ГЕРОИНЯ ПРОТИВ ВСЕХ

ДРУГ ЛИ НАМ ПЛАТОН – И ЧТО ТАМ У НЕГО НА ЗАДНЕМ ПЛАНЕ?

КТО ВИНОВАТ В КРУШЕНИИ БОИНГА В КАЗАНИ?

ЯВЛЕНИЕ ВОРА НАРОДУ

БОЙ С ТЕРРОРИЗМОМ: ИСТОРИЧЕСКИЕ ГРАБЛИ В ПОМОЩЬ!

ЛЕЗГИНКА НА КОСТЯХ ВРАГА

ПРЕМЬЕР-ПЕТРУШКА – ЗАЧЕМ ОН НУЖЕН ПУТИНУ?

ЦЕНЗУРЫ СЕЯТЕЛЬ МАШИННЫЙ

СТРАШНАЯ СИЛА ДАМСКИХ ПАЛЬЧИКОВ

ВЕРМИШЕЛЬ КАК ПОЛИТИЧЕСКОЕ КУШАНЬЕ

СУПЕРИГРА МАЙДАН-ОНЛАЙН

МОСКВА – ТАДЖИКИСТАН: УМЕНИЕ ТЕРЯТЬ ДРУЗЕЙ

КОРРУПЦИЯ КАК БАЗОВЫЙ ЭЛЕМЕНТ РОССИЙСКОЙ ВЛАСТИ

ЛЮДИ ОДНОГО ОСТРОВА. Почему на Кипре нас любят как нигде?

ТРЕТИЙ ПУТЧ. Ельцин и ГКЧП.

РАСКРЫТЫЙ ЗАГОВОР. Николай Бухарин был расстрелян небезвинно.

ЖЕРТВА СЮЖЕТА. Как подлый Борис Соболев помог несчатной матери продать ее дите

БЕКЕТОВА ГРОХНУЛИ СКОРЕЙ ВСЕГО СВОИ ЖЕ

ПИСЬМО ГРУЗИНА РУССКОМУ ВРАГУ

КОГДА БЫЛ ВОВА МАЛЕНЬКИМ. Путин с Грефом борются против бедности - или против бедняков?

ЛЮБОВЬ И ВЫБОРЫ

ГОРЕ БЕЗ ТРУДА

АРМЯНСКИЙ КОМБАЙН

НЕМЦОВЩИНА

СТЫД И МЕЧ. Таиланд как находка для фашизма

ФЕМИДА ПО-КАЛУЖСКИ. Калуга предпочла законам РФ свой Шемякин суд.

ПИР ПОТРОШИТЕЛЕЙ. Чудо в Калуге: пришелец украл деньги со счетов воздушно-капельным путем.

ПОЭТ В РОССИИ БОЛЬШЕ НЕ ПОЭТ!

РАССТРЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ. Как я был жопой Березовского.

ГЛАС ВОПИЮЩЕГО В СМОЛЕНСКЕ. Офицер в гражданском тупике.

ГИБЕЛЬ ЯК-42 – НЕ КАТАСТРОФА, А УБИЙСТВО

ИСТОЧНИК РОДИНЫ. Великий пост: "Девки - это растительное, можно!"

БУРЕВЕСТНИКИ НА ТРАССАХ

ШИРОКА КИШКА МОЯ СЛЕПАЯ. Михаил Ходорковский: взлет и посадка.

РАБ ПО ПРИКОЛУ

КАВКАЗСКАЯ ПЛЕННИЦА. Национальный передел в Москве.

КАКОЕ ОЗЕРО, ТАКИЕ И РУСАЛКИ!

ТРУНОВСКИЙ ЛЕГИОН. Норд-Ост и адвокат Трунов

ПИК ПУТИНА. Какая пропасть оттопырилась под ним?

ЦВЕТЫ ЛЖИ. Дзержинский приютил беспризорников, а мы их выкинули на помойку.

НАБЕРЕЖНАЯ ПОЛКАНОВ. Собака в городе - друг или враг?

ХИМКИНСКИЕ МИФЫ ИЛИ ПЛЯСКИ НА КОСТЯХ

ГЕНИЙ И ЗЛОГЕЙСТВО. Чайковский сдох бы со стыда за "Щелкунчика" Б. Моисеева.

ОБРЕЖЕМСЯ О ПАМЯТЬ. На что аграрию Ивану Тявкину Тургенев?

ТАНЕЦ ТОПОРА. Если есть больший жулик – я святой!

ЖИЛ ПРОДАЖНЫЙ КАПИТАН. Блеск и нищета ГИБДД.

ЧЕРНАЯ ЮЛЬКА. Кто гарант работорговли в нынешней России?

ТЕАТР ОДНОГО ВАГОНА. Наша последняя защита - женский батальон.

ПУТЕМ БОМЖА. Закон об иммиграции - конец титульной нации.

СТАДО БАРАНОВ, ПОГОНЯЕМОЕ СТАДОМ ПАСТУХОВ. Попытка Мухина понять умом Россию.

У СЕРОСТИ В ПЛЕНУ. Интеллигенция на службе у барышников.

НАШИ БОЛЬШЕ НЕ ПРИДУТ

МАТЕРИНСКАЯ ПЕТЛЯ. "Сегодня покрестились - завтра у старухи дом обворовали..."

ОХОТА К РАСПРОДАЖЕ МЕСТ. Взрыв бизнес-алчности на пороховом заводе.

РОДНАЯ РЕЧЬ. Ахматова и Пастернак - герои соцтруда, а Солженицын умер вместе с СССР.

КОНЬ БЛЕД И ВСАДНИК СМЕРТЬ. Клинически несовместимый с производством бизнес убивает нас.

НАШ ВЫБОР – МЕЖДУ ПЛОХИМ ПУТИНЫМ И ХОРОШИМ ПАЛАЧОМ

УРАЛЬСКИЙ БАСТИОН. Великий почин Татищева и де Геннина.

БОЛОТНЫЙ БАРАБАН. Зомбосеть против зомбоящика: кто кого?

ДВОЕ ИЗ ЗМЕИНОГО БОЛОТА. Лужков и Путин – вольное сравнение.

ПОСЛЕ ЗАВТРАШНЕГО. Стабфонд будет разворован неизбежно.

РУССКИЙ МЕД. Позадушам о Боге, попах и прочей чертовщине русской жизни.

ДУРНОЕ ДЕЛО. "Хоронить - только в гробу с закрытой крышкой..."

КАК ТАРАКАНЫ В БАНКЕ. Почему нам еще век свободы не видать?

СТРАШНЕЙ ВОЙНЫ. Сергей Степашин об итогах приватизации в РФ.

ГНЕТУЩИЙ СТРАХ. Что не дает нам выбиться из насекомых в человеков?

ОКАЯННЫЙ РЕЙС. Что подрубило самолет Леха Качиньского?

РУССКИЕ КАК ГРИБЫ: ИХ ЕДЯТ, А ОНИ ГЛЯДЯТ, ИХ РЕЖУТ, А ОНИ БРЕШУТ!

ВО ВЛАСТИ ИНОПЛАНЕТЯН. Молись, козявка, и заткнись!

У КОГО ТАНКИ – ТОТ И ДЕМОКРАТ! О безобразной подоплеке наших выборов.

ОЛЕНИ И ОЛЕНЕВОДЫ. Христос воскрес в СССР, но продержаться - коксу не хватило.

СТРЕЛЯЙ НЕ ОТ БЕДРА, ОТ СЕРДЦА – ПУЛЯ ВИНОВАТОГО НАЙДЕТ! Кто виноват в наших ментах и что с ними делать?

КРАСИВАЯ И МОЛОДАЯ. Герой Труда - какая ерунда!

МЫСЛЬ ИЗРЕЧЕННАЯ ЕСТЬ СРОК. Судебный процесс над писателем Юрием Мухиным.

ПАЛАЧИХИ ХИМКИНСКОГО ЛЕСА. Откуда растут ноги Чириковой?

ТОЧКА «РУ» В ДЕЛЕ БУХАРИНА. Интернет против демократической глушилки.

НЕ БОГ, НО КНУТ. Тогда - обожествляли общество, теперь - обожествляем Бога

ДОРОГА К ВИСЕЛИЦЕ. Самый национальный проект России.

ТАНЕЦ ТОПОРА

 

Если есть больший жулик, я – святой!

 

Какое-то число друзей порвало со мной навек из-за того, что я их так или иначе описал своим несдержанным пером. Хотя по праву может дуться лишь один – названный мной по имени и способу мошенничества, поднявшего его на верх успеха. Укор же его был: «За что он, сука, меня продал? Не я же самый большой вор в стране!»

Это, кстати, главное оправдание всех наших жуликов: если кто-то ворует больше, я еще святой!.. Вот бы найти того самого крупного вора, такого абрамовича, чтобы уже не мог прикрыться никаким дерипаской!

Но виновен ли писатель в том, что кто-то в выведенных им безымянно персонажах узнал себя как в зеркале? Как когда-то адвокат Трунов подал на меня в суд за такую фразу: «Жила в городе Сочи одна тварь», – мол если оскорбленный явно узнается из написанного, это предмет иска. Правда, суд ему в том иске, посмеявшись, отказал.

Еще в одной моей заметке, как друг-поэт дал на корыстной почве петуха, узнали себя сразу трое лириков – и я заработал сразу трех врагов, один из которых даже посвятил мне едкие стихи:

Каков, однако, Росляков?!

Ну как в такого не влюбиться?!

Всем дал он фору в сто очков,

В грехах признаться не боится!

Чтоб вознестись – слегка упасть,

По душам грешных прослезиться…

И тайную скрывая страсть,

Он над поэтами глумится…

…………………………

Еврей же, слушая его,

От счастья тает.

Союз разрушен! Отчего?

Уж он-то знает... 

Но коли я завел речь о друзьях, хочу слегка сказать о настоящей дружбе, служившей мне порой единственным источником спасения. Есть такой писатель Гарий Немченко; в СССР он занимал одну из высших литературных должностей: заведовал отделом прозы в «Советском Писателе», главном издательстве страны. И проявил ко мне, ранимому, а потому преувеличенно драчливому юнцу, верх чуткости: при всей моей бузе издал мою первую книжку, дав тем путевку в жизнь.

Я же, схватив не снившийся мне гонорар, даже не выставил ему бутылку коньяка – и уже много позже, после одной крепко проштрафившей меня статьи он мне звонит: «Ну что, брат, погорел? Не вешай нос, я тебе нашел работу, пиши телефон». Пораженный глубоко его участием, я звоню по тому номеру – и получаю с плеча старшего товарища аж полугодовой прокорм.

Тогда же меня впервые завело в блокадную Абхазию, где пенсия была – 5 рублей, а главное лакомство – буханка хлеба. И накануне Гарий, тоже не богач, с какой-то виноватой нотой говорит: «Там в Гаграх должен жить поэт такой-то, у меня вот есть две тысячи – не передашь ему?»

В Абхазии мне посчастливилось найти нового друга – главу русской общины Геннадия Никитченко. Мы с ним заехали к старому другу Гария, который по той нищете всего и мог встретить нас бутылкой чачи с парой плодов хурмы. И когда я передал ему эти две тысячи с «большой земли», он чуть не разрыдался.

Вот что такое дружба – и народов в том числе! С Никитченко мы потом ударно поработали над паспортизацией Абхазии, за что Путин наградил его орденом Дружбы. Но чуждая ей путинская «вертикаль» в ответ заказала покушение на друга, от которого он еле спасся. И счел, что пострадал из-за моей обидной для чинуш статьи «Здравствуй, Абхазия!» с его портретом в Литгазете.

Ее редактор Поляков, цветущий патриот, с кем мы братались при осклабившихся секретаршах, после такой отдачи вовсе запретил им отвечать на мои звонки. Конечно, мне это было больно, но еще больней – за всю такую патриотику, до первого щелчка по носу, после которого она мигом рвет в кусты.

Никитченко, Герой Абхазии, прошедший не в пример московским трусам кровь и смерть, тоже долго держал обиду на мой худой язык. Я убеждал его, что без моих статей всю его акцию похоронили б вместе с ним втихую, но он отвечал: «Это у вас можно трубку брать, можно не брать, сегодня дружить, завтра предать. А у нас в каждом доме – автомат, и за любой промах платят жизнью!» Что было правдой: его предшественника во главе русской общины Воронова, чье имя сейчас носит улица в Сухуми, за один просчет разрезали напополам из автомата.

Но друг – есть друг. И в очередную мою трудную минуту он, сам по горло в неприятностях, заехал ко мне сказать:

– Я сейчас из МИДа, замминистра велел порвать с тобой все отношения. Так вот, запомни: мой дом в Сухуми – всегда твой. Будет не на что приехать, я твою дорогу оплачу.

Но это только лирическая присказка. В конце концов неумение держать, как надлежит порядочному журналисту, язык за зубами лишило меня всякого литературного заработка. Кстати сейчас все чаще пишущие «от себя» тоже живут чем-то еще – и хоть в этом есть своя ущербность от потери радости получать за прямой труд, есть и свой плюс. Карманная свобода позволяет писать без оглядки на хозяев цепной прессы; ну а свободу слова дал всем Интернет. Я тоже создал в нем свой сайт, стал публиковаться и на других; но, как говорится, вырос лес – вырос и топор!

Когда в Интернете всплыл некий политический скандал, с сутью которого, безбожно вывернутой наизнанку, я был хорошо знаком, у меня зачесались руки извлечь ее на Божий свет. Но опубликовать заметку на этот счет «ни у наших, ни у ваших» мне не удалось. Ибо, как сказал один лидер оппозиции, сейчас превыше всякой правды интересы политической войны, которую «не мы первые начали».

И у меня зачесались еще больше руки довести ту неприкаянную правду до публичного ума. Мой сайт, куда я сразу поместил свой текст, в день посещали человек 80, число ничтожное. Чтобы заметка обратила на себя внимание, хотя бы сотня добровольцев должна была ее перепостить – и я давай искать, где можно вставить ссылку на нее.

Как оказалось, заметных политических ресурсов у нас не так уж много, всего несколько десятков. Делятся они на кремлевские и оппозиционные, последние – на «патриотические» и «демократические».

Демократических больше всего, у них самое четкое взаимодействие, чем прежде отличалась радиофицированная гитлеровская армия от почти лишенной раций нашей. Самый большой и яркий штат журналистов, самый продвинутый дизайн – и самый щедрый, ощутимый за всем этим, запах финансирования. Но никакой демократией и не пахнет: их жесткая цензура или сразу отсекала мою ссылку, или удаляла, только уличив ее неподходящий смысл.

Кремлевские ресурсы – самые тупые, как встарь партийный бюллетень без фельетона: нечего читать. Патриотические – самые терпимые, готовые по дефициту средств и популярности привечать почти всех без отсечки, строго принятой у демократов. Еще я нашел несколько открытых вообще площадок – но там царили те, кто больше заслал всякой чепухи, и потому пробить их было тоже нелегко.

Но мои труды дали результат: однажды мой сайт показал лавину переходов на эту чуждую всем трем фронтам заметку. Ее стали живо перепечатывать и обсуждать – тут я и встретился с этим новейшим топором.

К разным словесным и техническим атакам мне было не привыкать. Брань, матерщина – это скорей лестная для автора реакция неравнодушных граждан; а после того, как вирусным путем мне пару раз ломали не только сайт, но и компьютер, я и от этого нашел свой антидот. Хотя, конечно, если вдоволь заплатить продвинутым вандалам, они сломают все что хочешь.

Но тут зашла атака в ином роде. На одном, другом, третьем ресурсе, где была моя статья, возникли сотни как под копирку писанных комментариев, в основном трех видов. Первый: «Многабукафф, ниасилил! Аффтар, выпей йаду! Убейся галавой ап стенку!» Второй: «Не думал, что приличный сайт опустится до такой дряни! Еще одна такая статья, и буду вынужден его покинуть». И, главное, третий: «Росляков, сколько тебе Путин отвалил?..» «Парень, судя по сливаемой им инфе, давно шуршит на ФСБ…» «Прогиб под Путиным засчитан!» Ну и так далее – вплоть до той чуши, как и когда меня завербовали.

На одном сайте среди прочих отзывов оказалось с полтораста в названном ключе, от одного лица, объемом раз в 15 больше самой статьи. То есть человек – если это был точно человек, а не какая-то машина – двое суток кряду не ел, не пил, не спал по мою душу, изведя на то физически немыслимую кучу сил!

Еще я обнаружил секту вовсе странных мазохистов, которые вешали на их страницах мои портреты и статьи – и учиняли против них какие-то обрядовые пляски ненависти. «Ну и рожа! Ну и мразь! Да он родился по ошибке! Читал – блевал!» Но зачем так истязать себя противным образом меня, когда можно просто, сплюнув, пройти мимо? Но эти одержимцы словно жрут зазнамо тошнотворное для них, блюют, жрут вновь свою блевоту и опять блюют!

То бишь либо читатели совсем рехнулись, либо у этого безумия есть некая организующая рука. И она, ломавшая мне раньше сайт и компьютер, решила, значит, залепить меня вот этим ярлыком: «агент Путина» – и поди докажи, что нет! Кстати хорошую же репутацию заработал наш национальный лидер, коль причисление к его сторонникам – вроде гражданской казни для порядочного человека!

Но пес бы со мной; беда, что вся борьба идей у нас уперлась в одно это: закопать противника любым путем. Не нравится писатель отраженьем в его зеркале, святое дело – это зеркало разбить; не разбивается – залить дерьмом! Раз брешет власть – неужто мы себе откажем в той же лжи?! 

Но ненависть к плохим властителям играет с ослепленными ей еще худшую шутку – служа цели еще больших мерзавцев: снести вместе с плохой властью само государство. При этом последнее прибежище свободы слова Интернет превращается в средство отпетого вранья: де на войне как на войне – и святая цель, как в партизанской рельсовой войне, оправдывает все средства.

Но в мирной жизни ничего не выстроить одним этим зеркальным боем. Строительство страны возможно только на основе выстраданного плана, а такой никем не выстрадан пока и близко. Власть одержима сбережением себя, оппозиция – захватом власти и идеей-фикс свалить Путина любым, хоть тем же «рельсовым» путем. «А что потом, а что потом? – ты спрашивала шепотом», – пелось в одной старой песне Евтушенко. Но наша протестующая слепота даже не спрашивает ничего подобного, свято веря, что стоит лишь, образно говоря, взорвать плохой, трухлявый мост – хороший сказочно возникнет сам!

В итоге всего этого фронтального вранья выборы, суд, пресса стали у нас полной фикцией; сколько-то не фиктивной осталась одна людская дружба, вывозящая хоть что-то на себе при крахе всего прочего. Но на такой утлой лодчонке не выплыть против атакующих нас внешних сил; а внутри страны даже наши малые, но более тесные в той личной дружбе этносы все пуще нагибают нас. Так как у них не по 2-3 друга, как у русских – а по 200-300, готовых за сородича отдать кровь и взятку в полиции и лжесвидетельствовать за него в суде. И этой их спайкой, при распаянности титульной нации, они будут все больше унижать ее – провоцируя к тому же отделению Кавказа, за которым грядет отделение Казани, Дальнего Востока и так далее.

Не надо отделять от нас Кавказ, он сам не хочет этого – но уважает только крепкую, не до конца помешанную на мздоимстве и лжи руку, которую там явил когда-то незабвенный генерал Ермолов. Не надо, повторяя 91-й год, западать на этот легкий путь: де только сбрось обрыдшую всем власть, как все устроится само! Еще одной такой победы, как победа демократов в 91-м, наша страна уже не вынесет.

Но что делать-то? Перво-наперво – не врать. Бороться – так за настоящее, за правду: именно ее уход со всех наших парадных и задворок больше всего погружает нас в этот внутривенный хаос. Надо работать над собой, чего никому не хочется – а не пенять на зеркало, которым по какому-то самому большому счету для нас стал плохой, но не хуже купленных против него трещоток Путин.

Но соблазн указанной топорной лжи одолевает нас, руки к ней так и тянутся, тем паче если их слегка позолотить. Приняв свободу слова за свободу гадить, как в своем подъезде, в Интернете, мы с настоящих рельсов сходим в это черти что: кто кого перегадит путем всяких дурных троллей, ботов и тому подобной нечисти.