На главную
На главную Контакты
Смотреть на вещи без боязни

Воздать автору за его труд в любом

угодном Вам размере можно

через: 41001100428947

или через карту Сбербанка: 639002389032172660

РОСЛЯКОВ
новые публикации общество и власть абхазская зона лица
АЛЕКСАНДР
на выборе диком криминал проза смех интервью on-line
общество и власть

ПОСЛЕДНИЕ ЦВЕТЫ КРАСНОГО РЕЖИМА. Российский губернатор против урюка-миллиардера

ГАМЛЕТ ПО-РУССКИ – ЧТО НЕ ТАК?

ВО СЛАВУ ВЫБОРОВ

СТОЛЫПИНСКИЙ ВАГОН НА ПУТИ ВИТТЕ

АБХАЗСКИЙ ДЕБОШ

МЫ, ОБЪЕДКИ НАШИХ ПРЕДКОВ…

ЦЕНЗУРА КАК НАЦИОНАЛЬНАЯ ДИВЕРСИЯ

ТРИУМФ «ВОРОВАЙКИ»

ПОД СТРАХОМ ЖИЗНИ. Почему разбился ТУ-204?

ВСЯ ВЛАСТЬ ХАЛЯВЫ

ОППОЗИЦИЯ НЕ ОПОЗОРИТ РУК РАБОТОЙ!

БЕС ВРАНЬЯ. Как он вселился в ныне набожные души?

ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ ПУСЕЙ: ПОМИЛОСЕРДСТВУЙТЕ, БРАТЦЫ!

РОССИЯ – ТВАРЬ ДРОЖАЩАЯ, ИЛИ ИМЕЕТ СВОЕ ПРАВО?

США – СИРИЯ: ОХОТНИК НАЙДЕТ КРОВИ!

АБХАЗИЯ: ОТ ЛЮБВИ ДО НЕНАВИСТИ

НУ, СЛАВА БОГУ, ОСКОТИНИЛИСЬ!

ВСЯ ВЛАСТЬ – ПУПЫРЫШКАМ!

СОВЕСТЬ НАЦИИ В ПОИСКЕ ТРУПА ДЛЯ СЕНСАЦИИ

ПРЫЩ НАРОДА. Кредо российского чинуши: веруй и воруй!

КТО УБИВАЕТ САМОЛЕТЫ?

ПРОДУВНЫЕ ЯЙЦА

ГЕРОИНЯ ПРОТИВ ВСЕХ

ДРУГ ЛИ НАМ ПЛАТОН – И ЧТО ТАМ У НЕГО НА ЗАДНЕМ ПЛАНЕ?

КТО ВИНОВАТ В КРУШЕНИИ БОИНГА В КАЗАНИ?

ЯВЛЕНИЕ ВОРА НАРОДУ

БОЙ С ТЕРРОРИЗМОМ: ИСТОРИЧЕСКИЕ ГРАБЛИ В ПОМОЩЬ!

ЛЕЗГИНКА НА КОСТЯХ ВРАГА

ПРЕМЬЕР-ПЕТРУШКА – ЗАЧЕМ ОН НУЖЕН ПУТИНУ?

ЦЕНЗУРЫ СЕЯТЕЛЬ МАШИННЫЙ

СТРАШНАЯ СИЛА ДАМСКИХ ПАЛЬЧИКОВ

ВЕРМИШЕЛЬ КАК ПОЛИТИЧЕСКОЕ КУШАНЬЕ

СУПЕРИГРА МАЙДАН-ОНЛАЙН

МОСКВА – ТАДЖИКИСТАН: УМЕНИЕ ТЕРЯТЬ ДРУЗЕЙ

КОРРУПЦИЯ КАК БАЗОВЫЙ ЭЛЕМЕНТ РОССИЙСКОЙ ВЛАСТИ

ЛЮДИ ОДНОГО ОСТРОВА. Почему на Кипре нас любят как нигде?

ТРЕТИЙ ПУТЧ. Ельцин и ГКЧП.

РАСКРЫТЫЙ ЗАГОВОР. Николай Бухарин был расстрелян небезвинно.

ЖЕРТВА СЮЖЕТА. Как подлый Борис Соболев помог несчатной матери продать ее дите

БЕКЕТОВА ГРОХНУЛИ СКОРЕЙ ВСЕГО СВОИ ЖЕ

ПИСЬМО ГРУЗИНА РУССКОМУ ВРАГУ

КОГДА БЫЛ ВОВА МАЛЕНЬКИМ. Путин с Грефом борются против бедности - или против бедняков?

ЛЮБОВЬ И ВЫБОРЫ

ГОРЕ БЕЗ ТРУДА

АРМЯНСКИЙ КОМБАЙН

НЕМЦОВЩИНА

СТЫД И МЕЧ. Таиланд как находка для фашизма

ФЕМИДА ПО-КАЛУЖСКИ. Калуга предпочла законам РФ свой Шемякин суд.

ПИР ПОТРОШИТЕЛЕЙ. Чудо в Калуге: пришелец украл деньги со счетов воздушно-капельным путем.

ПОЭТ В РОССИИ БОЛЬШЕ НЕ ПОЭТ!

РАССТРЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ. Как я был жопой Березовского.

ГЛАС ВОПИЮЩЕГО В СМОЛЕНСКЕ. Офицер в гражданском тупике.

ГИБЕЛЬ ЯК-42 – НЕ КАТАСТРОФА, А УБИЙСТВО

ИСТОЧНИК РОДИНЫ. Великий пост: "Девки - это растительное, можно!"

БУРЕВЕСТНИКИ НА ТРАССАХ

ШИРОКА КИШКА МОЯ СЛЕПАЯ. Михаил Ходорковский: взлет и посадка.

РАБ ПО ПРИКОЛУ

КАВКАЗСКАЯ ПЛЕННИЦА. Национальный передел в Москве.

КАКОЕ ОЗЕРО, ТАКИЕ И РУСАЛКИ!

ТРУНОВСКИЙ ЛЕГИОН. Норд-Ост и адвокат Трунов

ПИК ПУТИНА. Какая пропасть оттопырилась под ним?

ЦВЕТЫ ЛЖИ. Дзержинский приютил беспризорников, а мы их выкинули на помойку.

НАБЕРЕЖНАЯ ПОЛКАНОВ. Собака в городе - друг или враг?

ХИМКИНСКИЕ МИФЫ ИЛИ ПЛЯСКИ НА КОСТЯХ

ГЕНИЙ И ЗЛОГЕЙСТВО. Чайковский сдох бы со стыда за "Щелкунчика" Б. Моисеева.

ОБРЕЖЕМСЯ О ПАМЯТЬ. На что аграрию Ивану Тявкину Тургенев?

ТАНЕЦ ТОПОРА. Если есть больший жулик – я святой!

ЖИЛ ПРОДАЖНЫЙ КАПИТАН. Блеск и нищета ГИБДД.

ЧЕРНАЯ ЮЛЬКА. Кто гарант работорговли в нынешней России?

ТЕАТР ОДНОГО ВАГОНА. Наша последняя защита - женский батальон.

ПУТЕМ БОМЖА. Закон об иммиграции - конец титульной нации.

СТАДО БАРАНОВ, ПОГОНЯЕМОЕ СТАДОМ ПАСТУХОВ. Попытка Мухина понять умом Россию.

У СЕРОСТИ В ПЛЕНУ. Интеллигенция на службе у барышников.

НАШИ БОЛЬШЕ НЕ ПРИДУТ

МАТЕРИНСКАЯ ПЕТЛЯ. "Сегодня покрестились - завтра у старухи дом обворовали..."

ОХОТА К РАСПРОДАЖЕ МЕСТ. Взрыв бизнес-алчности на пороховом заводе.

РОДНАЯ РЕЧЬ. Ахматова и Пастернак - герои соцтруда, а Солженицын умер вместе с СССР.

КОНЬ БЛЕД И ВСАДНИК СМЕРТЬ. Клинически несовместимый с производством бизнес убивает нас.

НАШ ВЫБОР – МЕЖДУ ПЛОХИМ ПУТИНЫМ И ХОРОШИМ ПАЛАЧОМ

УРАЛЬСКИЙ БАСТИОН. Великий почин Татищева и де Геннина.

БОЛОТНЫЙ БАРАБАН. Зомбосеть против зомбоящика: кто кого?

ДВОЕ ИЗ ЗМЕИНОГО БОЛОТА. Лужков и Путин – вольное сравнение.

ПОСЛЕ ЗАВТРАШНЕГО. Стабфонд будет разворован неизбежно.

РУССКИЙ МЕД. Позадушам о Боге, попах и прочей чертовщине русской жизни.

ДУРНОЕ ДЕЛО. "Хоронить - только в гробу с закрытой крышкой..."

КАК ТАРАКАНЫ В БАНКЕ. Почему нам еще век свободы не видать?

СТРАШНЕЙ ВОЙНЫ. Сергей Степашин об итогах приватизации в РФ.

ГНЕТУЩИЙ СТРАХ. Что не дает нам выбиться из насекомых в человеков?

ОКАЯННЫЙ РЕЙС. Что подрубило самолет Леха Качиньского?

РУССКИЕ КАК ГРИБЫ: ИХ ЕДЯТ, А ОНИ ГЛЯДЯТ, ИХ РЕЖУТ, А ОНИ БРЕШУТ!

ВО ВЛАСТИ ИНОПЛАНЕТЯН. Молись, козявка, и заткнись!

У КОГО ТАНКИ – ТОТ И ДЕМОКРАТ! О безобразной подоплеке наших выборов.

ОЛЕНИ И ОЛЕНЕВОДЫ. Христос воскрес в СССР, но продержаться - коксу не хватило.

СТРЕЛЯЙ НЕ ОТ БЕДРА, ОТ СЕРДЦА – ПУЛЯ ВИНОВАТОГО НАЙДЕТ! Кто виноват в наших ментах и что с ними делать?

КРАСИВАЯ И МОЛОДАЯ. Герой Труда - какая ерунда!

МЫСЛЬ ИЗРЕЧЕННАЯ ЕСТЬ СРОК. Судебный процесс над писателем Юрием Мухиным.

ПАЛАЧИХИ ХИМКИНСКОГО ЛЕСА. Откуда растут ноги Чириковой?

ТОЧКА «РУ» В ДЕЛЕ БУХАРИНА. Интернет против демократической глушилки.

НЕ БОГ, НО КНУТ. Тогда - обожествляли общество, теперь - обожествляем Бога

ДОРОГА К ВИСЕЛИЦЕ. Самый национальный проект России.

КАК ТАРАКАНЫ В БАНКЕ

 

Почему нам еще век свободы не видать?

 

Мне кажется, мы зашли в самый безвыходный тупик: в стране все падает – моральные устои, производство, – а благосостояние людей растет! И потому этот упадок сильно не пугает – раз не влияет на запасы личных закромов.

Всех кормит нефтегазовый поток, который раздербанивается от высшей государственной аорты до последних капилляров – давая жить вне человеческой морали и труда. Мораль одна: коль все воруют – а воруют или подворовывают все, – то почему и мне к этому не причаститься? Да, при таком устройстве страна тотчас околеет, стоит иссякнуть нашей нефти или спросу на нее. Но это когда будет, если будет – а живем сейчас!

И жажда жить здесь и сейчас не глядя ни на что, в отсутствие расплаты за грехи родит позадушам такой неписаный свод правил. Жить одним днем. Врать не краснея. Красть все подряд: от капвложений в наши дохнущие отрасли – до железнодорожных рельсов. И этот символ новой веры оказался посильней всех заповедей превращенного в пустой брелок Христа.

Вранье и воровство стали настолько общим местом жизни, что всякая попытка честности уже воспринимается как выпад против всех. Как писал еще Саллюстий в пору римского упадка: «Честные люди стали считаться подозрительнее, чем дурные».

Толстой когда-то выдумал такую формулу спасенья: хороших людей больше, чем плохих, но плохие сильны их спайкой – стало быть, хорошим надо объединяться. Но сегодня миллионы объединяются в паразитические партии ради зазнамого вранья. Что эти партии дают народу? Ничего! Не делая политики и не влияя на принятие решений в Думе, лишь создают увесистый балласт, чтобы не опрокинулась наша косая вертикаль. И седовласые хмыри, и юные и трепетные активистки спешат в заветные ряды срубить нетрудовой кусок в обмен на ту же подкидную ложь.

Уменье складно врать стало самым призовым коньком – ни на каком другом уже не доскачешь никуда. На него сели и все наши выборы, играть в которые без обязательного арсенала лжи – как в хоккей без клюшки. «Возьми подшивки, пролистай, на что больше всего жалоб? На ЖКХ? Ну и пиши это в программу первым пунктом!» О выполнении тех пунктов даже мысли не мелькает, и все программы кандидатов пишутся как под копирку!

Никто уже не верит ни выборам, ни прессе, ни судам – любой приговор которых кажется заведомо неправосудным. Но почему тогда, не веря ничему и никому, люди все же голосуют за того или другого?

Здесь самый удивительный момент. Укравший больше всех и обманувший больше всего ближних обретает некую победоносную харизму, которая и привлекает отучившихся работать дурней. Сам врет и прет – ну и нам, глядишь, даст поживиться из того же раздербана. И нечего тут винить власть в изнасиловании своего плакучего народа: сучка не захочет, и кобель не вскочит!

Есть у меня товарищ по работе на тех же выборах, с которых оба кормимся. Но я – эпизодически и лишь в силу нужды; а он, носивший много лет мундир – со всей самоотдачей. И ситуация: выборы в одном хлебном субъекте, наш кандидат – крупный чиновник, полагающий, что стоит вбить в мозги побольше посулов, народ покорно выберет его. Однако тут все не так просто, надо еще выстроить приятный дуралеям имидж – о чем наш пуп и слышать не хотел. Дескать я нанял вас, вы мне на всех столбах развесьте мою клюкву, да пошире – и дело с концом!

Его обслуживала и «ЕР», и, соответственно, вся местная власть; но при вранье «навынос» невольно зарождается и внутривенное вранье. Глава субъекта, поставленный согласно действующему беззаконию начальником выборного штаба, втайне мечтал сберечь свой пост, но был сдан в жертву «интересам партии». Меж ним и председателем Совета, имевшим свои виды, возникли контры – а погорел в итоге как раз тот услужливый товарищ.

Трубит этот начштаба общий сбор – снять с коллектива стружку за хреновую работу. Кто на своих колесах, кто на ком примчались к местному Дворцу спорта, где за тройной охраной сидел главный штаб. Входной режим – как на авианосце: какие-то спецсписки, именные пропуска – при незаконном по сути выборном формировании.

Но в духе полной фикции наших законов кому-то можно все, чего нельзя; короче, все проходят, но перед тем товарищем охранник закрывает турникет: на вас нет допуска. – Как нет? Сказали ж быть как штык! – Ничего не знаю. Прошу за дверь, прикажут – пропущу.

Другие только развели руками в адрес отсеченного товарища – мол неувязка, видно; жди, там разберутся.

И вот как дальше там разобрались. Тот же начштаба, напыщенный своим тузовым правом серить на закон, бурбон еще похуже кандидата, разразился гневом: мол вам доверили такое дело, а вы что творите? Кто запустил вот эти вредные листовки? Кто провокатор среди нас?

Скорей всего он их и запустил из тех же местных контр – но кто скажет такое вслух? Ведь выборное дело, связанное с дележом негласных сумм – особое, эдакое: явно не тот случай, чтобы искать правду; впрочем он всегда не тот. Однако по чиновничьим законам надлежало найти крайнего – и он, как оказалось, уже был найден:

– Но я знаю, кто предатель! Его уже лишили пропуска – и чтоб здесь больше близко не было! Кто хочет за ним – дверь открыта!

То есть для изощренной экзекуции человека вызвали сюда нарочно, чтобы не пустить! И все вжали еще глубже головы: ну в самом деле случай, чтобы защищать собрата при угрозе собственного вылета, не тот!

Когда очередь съема этой стружки дошла до меня, я внутренне решил, что легких денег мне один черт здесь не срубить и лучше сразу или осадить бурбона, или порвать с ним.

– А это кто писал? Вы что, вчера с дерева слезли? Что за слова: «сперва», «следом»? У меня три высших образования, а я таких слов не знаю!

– Ну, значит, все три не пошли вам впрок. Я же писал для понимающих по-русски.

– Тогда чтобы и вас здесь не было!

Я с легким сердцем вышел за кольцо охраны нелюбезного Дворца – а там, за турникетами, гляжу, стоит с тяжелым сердцем так и не уехавший товарищ. Он, знать, уже все понял – но для него, нашедшего себя на этой службе, это был такой удар, что руки-ноги отнялись. К тому же ему, приехавшему на чужой машине, и выехать отсюда не на чем – кругом облом!

Я подошел к нему: брат, так и так, наши труды здесь кончились, поехали, я подвезу. По пути я в лицах описал ему все предыдущее, и хоть у нас с ним тоже были свои вздоры из-за разности натур, он развернулся ко мне в искреннем порыве:

– Дай пожму твою честную руку!

Едем мы едем, дружно понося наклавших ему в душу злыдней – и вдруг он обрывается на полуслове с неподдельным ужасом в лице:

– Только не вздумай написать об этом! Боже упаси!

– Почему?

– Не притворяйся идиотом! Все ты понимаешь!

И вместо братской солидарности, пылавшей миг назад в его глазах, я в них прочел такую нутряную, непреодолимую ненависть таракана к лампочке, перед чем все остальное – просто тьфу! Вот так итог всей нашей демократии, мечтавшейся как солнце, что рассеет наш душевный мрак – а наплодившей только этих тараканов!

Но с таким настроем большинства – а мой товарищ только выразил на языке то, что у прочих на душе – нам еще век свободы не видать! Это униженное большинство само своими слипшимися лапками загасит всякую общественную лампочку, лишь режущую ему глаз – не надо и властям ее гасить!

Да, можно сколько-то прожить и так, вслепую, безнаказанно за отступления от всех законов чести и труда. Наша нефть все стерпит – она же тоже черная и слепая! Но дальше что?

Ни разу не наказанный за лень и ложь ребенок неизбежно вырастет в урода; и мы уже произошли в такую дрянь, чье главное увечье – неспособность ни к какому позитивному труду. На этот труд у нас все больше приглашаются мигранты, которые при их все нарастающем количестве, переходящем в качество, еще до конца нашей нефти могут положить конец титульной нации.

Пока в ходу такие выборы, еще и оставляющие по себе какое-то морально выжженное поле, только в Московской области заявок на гастарбайтеров на этот год за 300 тысяч. Это плюс к тем миллионам, что уже легально и нелегально здесь обосновались и кем наши работодатели мечтали б вовсе заменить морально конченных туземцев. И чего хвастать, что те, не годные по большей части ни к труду, ни в армию, где-то плодиться стали больше? Приплод, да не тот!

Но почему все же наша свобода, порожденная отказом от затупившихся советских догм, так неприятно обернулась? А может, и не было вовсе никакой свободы? А под ее личиной победило подлое желанье жить на личный холодильник без опостылевшего за соввласть труда? От этого кривого корня и пошли все нынешние ветви лжи – и воры прочно взяли власть в стране?

Их отношение к подвластным точно то же, что у тех – к приезжей шушере: мол понаехало непрошенных, а мы всегда здесь жили! Но так же думает о наших бедняках и наша знать: а еще раньше здесь медведи жили, и что с того? Как жили, так и сплыли; давно пора и этот пустой сброд пустить в расход! И впрямь народ, не желающий ни думать, ни сопротивляться, ни трудиться, превращается в пустой балласт, который первым скинут с воза, только оскудеет наш нефтяной сосок.

Но при всем этом клич «Путина в отставку!» во мне не вызывает никакого энтузиазма. Он в любом случае уйдет когда-то, но кто сказал, что его сменит лучший? Откуда взяться лучшему там, где загашены все умственные лампочки и откровенно побеждает этот тараканий дух?

По этой же причине и все наши сказки про реформы – только сказки, больше ничего. Смешно ждать, что по реформе МВД откуда-то вдруг явятся вместо гнилых ментов честные полицаи – и станут честно охранять родных воров и тех, кто не украл лишь потому, что не сумел! При нашем верховенстве воровства и лжи служивый со стволом, как его ни назови, хоть святым архангелом, будет лишь спать и видеть, как что-то наколоть на личный ствол.

«Долой Путина!» – это при нашей нынешней моральной коме лозунг тараканов в банке. Ну перекусит одного другой, более хищный таракан – что это изменит в нашем корне? Только свет человеческого разума может разогнать текущий мрак – но, к сожалению, его нам тушит тот нефтегазовый поток, с которого я и начал.