На главную
На главную Контакты
Смотреть на вещи без боязни

Воздать автору за его труд в любом

угодном Вам размере можно

через: 41001100428947

или через карту Сбербанка: 639002389032172660

РОСЛЯКОВ
новые публикации общество и власть абхазская зона лица
АЛЕКСАНДР
на выборе диком криминал проза смех интервью on-line
общество и власть

ГАМЛЕТ ПО-РУССКИ – ЧТО НЕ ТАК?

ВО СЛАВУ ВЫБОРОВ

СТОЛЫПИНСКИЙ ВАГОН НА ПУТИ ВИТТЕ

АБХАЗСКИЙ ДЕБОШ

МЫ, ОБЪЕДКИ НАШИХ ПРЕДКОВ…

ЦЕНЗУРА КАК НАЦИОНАЛЬНАЯ ДИВЕРСИЯ

ТРИУМФ «ВОРОВАЙКИ»

ПОД СТРАХОМ ЖИЗНИ. Почему разбился ТУ-204?

ВСЯ ВЛАСТЬ ХАЛЯВЫ

ОППОЗИЦИЯ НЕ ОПОЗОРИТ РУК РАБОТОЙ!

БЕС ВРАНЬЯ. Как он вселился в ныне набожные души?

ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ ПУСЕЙ: ПОМИЛОСЕРДСТВУЙТЕ, БРАТЦЫ!

РОССИЯ – ТВАРЬ ДРОЖАЩАЯ, ИЛИ ИМЕЕТ СВОЕ ПРАВО?

США – СИРИЯ: ОХОТНИК НАЙДЕТ КРОВИ!

АБХАЗИЯ: ОТ ЛЮБВИ ДО НЕНАВИСТИ

НУ, СЛАВА БОГУ, ОСКОТИНИЛИСЬ!

ВСЯ ВЛАСТЬ – ПУПЫРЫШКАМ!

СОВЕСТЬ НАЦИИ В ПОИСКЕ ТРУПА ДЛЯ СЕНСАЦИИ

ПРЫЩ НАРОДА. Кредо российского чинуши: веруй и воруй!

КТО УБИВАЕТ САМОЛЕТЫ?

ПРОДУВНЫЕ ЯЙЦА

ГЕРОИНЯ ПРОТИВ ВСЕХ

ДРУГ ЛИ НАМ ПЛАТОН – И ЧТО ТАМ У НЕГО НА ЗАДНЕМ ПЛАНЕ?

КТО ВИНОВАТ В КРУШЕНИИ БОИНГА В КАЗАНИ?

ЯВЛЕНИЕ ВОРА НАРОДУ

БОЙ С ТЕРРОРИЗМОМ: ИСТОРИЧЕСКИЕ ГРАБЛИ В ПОМОЩЬ!

ЛЕЗГИНКА НА КОСТЯХ ВРАГА

ПРЕМЬЕР-ПЕТРУШКА – ЗАЧЕМ ОН НУЖЕН ПУТИНУ?

ЦЕНЗУРЫ СЕЯТЕЛЬ МАШИННЫЙ

СТРАШНАЯ СИЛА ДАМСКИХ ПАЛЬЧИКОВ

ВЕРМИШЕЛЬ КАК ПОЛИТИЧЕСКОЕ КУШАНЬЕ

СУПЕРИГРА МАЙДАН-ОНЛАЙН

МОСКВА – ТАДЖИКИСТАН: УМЕНИЕ ТЕРЯТЬ ДРУЗЕЙ

КОРРУПЦИЯ КАК БАЗОВЫЙ ЭЛЕМЕНТ РОССИЙСКОЙ ВЛАСТИ

ЛЮДИ ОДНОГО ОСТРОВА. Почему на Кипре нас любят как нигде?

ТРЕТИЙ ПУТЧ. Ельцин и ГКЧП.

РАСКРЫТЫЙ ЗАГОВОР. Николай Бухарин был расстрелян небезвинно.

ЖЕРТВА СЮЖЕТА. Как подлый Борис Соболев помог несчатной матери продать ее дите

БЕКЕТОВА ГРОХНУЛИ СКОРЕЙ ВСЕГО СВОИ ЖЕ

ПИСЬМО ГРУЗИНА РУССКОМУ ВРАГУ

КОГДА БЫЛ ВОВА МАЛЕНЬКИМ. Путин с Грефом борются против бедности - или против бедняков?

ЛЮБОВЬ И ВЫБОРЫ

ГОРЕ БЕЗ ТРУДА

АРМЯНСКИЙ КОМБАЙН

НЕМЦОВЩИНА

СТЫД И МЕЧ. Таиланд как находка для фашизма

ФЕМИДА ПО-КАЛУЖСКИ. Калуга предпочла законам РФ свой Шемякин суд.

ПИР ПОТРОШИТЕЛЕЙ. Чудо в Калуге: пришелец украл деньги со счетов воздушно-капельным путем.

ПОЭТ В РОССИИ БОЛЬШЕ НЕ ПОЭТ!

РАССТРЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ. Как я был жопой Березовского.

ГЛАС ВОПИЮЩЕГО В СМОЛЕНСКЕ. Офицер в гражданском тупике.

ГИБЕЛЬ ЯК-42 – НЕ КАТАСТРОФА, А УБИЙСТВО

ИСТОЧНИК РОДИНЫ. Великий пост: "Девки - это растительное, можно!"

БУРЕВЕСТНИКИ НА ТРАССАХ

ШИРОКА КИШКА МОЯ СЛЕПАЯ. Михаил Ходорковский: взлет и посадка.

РАБ ПО ПРИКОЛУ

КАВКАЗСКАЯ ПЛЕННИЦА. Национальный передел в Москве.

КАКОЕ ОЗЕРО, ТАКИЕ И РУСАЛКИ!

ТРУНОВСКИЙ ЛЕГИОН. Норд-Ост и адвокат Трунов

ПИК ПУТИНА. Какая пропасть оттопырилась под ним?

ЦВЕТЫ ЛЖИ. Дзержинский приютил беспризорников, а мы их выкинули на помойку.

НАБЕРЕЖНАЯ ПОЛКАНОВ. Собака в городе - друг или враг?

ХИМКИНСКИЕ МИФЫ ИЛИ ПЛЯСКИ НА КОСТЯХ

ГЕНИЙ И ЗЛОГЕЙСТВО. Чайковский сдох бы со стыда за "Щелкунчика" Б. Моисеева.

ОБРЕЖЕМСЯ О ПАМЯТЬ. На что аграрию Ивану Тявкину Тургенев?

ТАНЕЦ ТОПОРА. Если есть больший жулик – я святой!

ЖИЛ ПРОДАЖНЫЙ КАПИТАН. Блеск и нищета ГИБДД.

ЧЕРНАЯ ЮЛЬКА. Кто гарант работорговли в нынешней России?

ТЕАТР ОДНОГО ВАГОНА. Наша последняя защита - женский батальон.

ПУТЕМ БОМЖА. Закон об иммиграции - конец титульной нации.

СТАДО БАРАНОВ, ПОГОНЯЕМОЕ СТАДОМ ПАСТУХОВ. Попытка Мухина понять умом Россию.

У СЕРОСТИ В ПЛЕНУ. Интеллигенция на службе у барышников.

НАШИ БОЛЬШЕ НЕ ПРИДУТ

МАТЕРИНСКАЯ ПЕТЛЯ. "Сегодня покрестились - завтра у старухи дом обворовали..."

ОХОТА К РАСПРОДАЖЕ МЕСТ. Взрыв бизнес-алчности на пороховом заводе.

РОДНАЯ РЕЧЬ. Ахматова и Пастернак - герои соцтруда, а Солженицын умер вместе с СССР.

КОНЬ БЛЕД И ВСАДНИК СМЕРТЬ. Клинически несовместимый с производством бизнес убивает нас.

НАШ ВЫБОР – МЕЖДУ ПЛОХИМ ПУТИНЫМ И ХОРОШИМ ПАЛАЧОМ

УРАЛЬСКИЙ БАСТИОН. Великий почин Татищева и де Геннина.

БОЛОТНЫЙ БАРАБАН. Зомбосеть против зомбоящика: кто кого?

ДВОЕ ИЗ ЗМЕИНОГО БОЛОТА. Лужков и Путин – вольное сравнение.

ПОСЛЕ ЗАВТРАШНЕГО. Стабфонд будет разворован неизбежно.

РУССКИЙ МЕД. Позадушам о Боге, попах и прочей чертовщине русской жизни.

ДУРНОЕ ДЕЛО. "Хоронить - только в гробу с закрытой крышкой..."

КАК ТАРАКАНЫ В БАНКЕ. Почему нам еще век свободы не видать?

СТРАШНЕЙ ВОЙНЫ. Сергей Степашин об итогах приватизации в РФ.

ГНЕТУЩИЙ СТРАХ. Что не дает нам выбиться из насекомых в человеков?

ОКАЯННЫЙ РЕЙС. Что подрубило самолет Леха Качиньского?

РУССКИЕ КАК ГРИБЫ: ИХ ЕДЯТ, А ОНИ ГЛЯДЯТ, ИХ РЕЖУТ, А ОНИ БРЕШУТ!

ВО ВЛАСТИ ИНОПЛАНЕТЯН. Молись, козявка, и заткнись!

У КОГО ТАНКИ – ТОТ И ДЕМОКРАТ! О безобразной подоплеке наших выборов.

ОЛЕНИ И ОЛЕНЕВОДЫ. Христос воскрес в СССР, но продержаться - коксу не хватило.

СТРЕЛЯЙ НЕ ОТ БЕДРА, ОТ СЕРДЦА – ПУЛЯ ВИНОВАТОГО НАЙДЕТ! Кто виноват в наших ментах и что с ними делать?

КРАСИВАЯ И МОЛОДАЯ. Герой Труда - какая ерунда!

МЫСЛЬ ИЗРЕЧЕННАЯ ЕСТЬ СРОК. Судебный процесс над писателем Юрием Мухиным.

ПАЛАЧИХИ ХИМКИНСКОГО ЛЕСА. Откуда растут ноги Чириковой?

ТОЧКА «РУ» В ДЕЛЕ БУХАРИНА. Интернет против демократической глушилки.

НЕ БОГ, НО КНУТ. Тогда - обожествляли общество, теперь - обожествляем Бога

ДОРОГА К ВИСЕЛИЦЕ. Самый национальный проект России.

ГНЕТУЩИЙ СТРАХ.

 

Что не дает нам выбиться из насекомых в человеков?

 

Я как-то ехал из Москвы на дачу через Новорижское шоссе; смотрю, что-то больно много по пути ментов в их канареечных жилетах. Свернул на бетонку к Истре – а там они уже чуть не через каждые 200 метров. Свернул с бетонки на Волоколамку – они и там стоят, в Истре гоняют всех с парковки перед рынком. Не иначе какой-то властелин должен проехать – только что за кривой маршрут? Я выбрал его для объезда пробок – но наша власть не знает таких проблем, сама привыкши создавать их для подножных масс.

Все объяснилось, когда по новостям показали, что в тот день Президент посетил военный госпиталь в деревне Жилино на Пятницком шоссе. Ту трассу вообще закрыли на полдня, отчего в гигантской пробке взвыли тысячи попавших под кортеж людей. А этот караул на ближних подступах – явление народу того страха, что сопровождает у нас всякий выезд властелина «на народ». Вдруг где-то что-то жахнет – даже не тротил, а нелюбезный лозунг из нечаянной машины, какой-то еще злой выкрик или чих, – против чего и выставили эти запасные сотни. Мол если даже где-то что-то – мы не только сам проезд очистили от всякой людской мухи, но и все тылы прикрыли, комар не пролетит!

По тем же новостям и госпитальный штат, и отутюженные пациенты встречали дорогого гостя как родного. Но с тыльной стороны – словно не Президент проехал два десятка километров по своей стране, а римский прокуратор по враждебной Иудее! Во всем визите сквозил этот непотребный страх, величину которого и показал размах охраны.

И этот страх покрыл сплошной чешуей, чешуйка под чешуйку, всю нашу рыбу, снизу доверху. Но для верхов он хоть понятен – чует, как говорится, кошка, чье мясо съела! Трудней понять встречный страх низов, не раз являвших в нашем прошлом самое великое бесстрашие.

Вот характерный случай из еще советских пор: на собрании в совхозе по велению райкома партии обсуждается чрезмерный рост надоев как стремление к дешевому успеху. Инструктор из райкома изгаляется: да, явных нарушений не нашли, но слухи ходят, есть и мелкие факты, а надо, чтобы нечего такого не было!.. Встает старик-экономист, бывший танкист, орденоносец:

– Что здесь творится? Молодой директор, выпускник сельхозакадемии, блестяще смог наладить производство! Но не угодил обкому, потому что наш показатель подрывает областной отчет: мол из-за непогоды область завалила свои планы. Все знают, ему было велено снижать надой, а он ослушался – и пошли эти проверки. Три раза уже все перемывали, не осталось ни комка, песок чистый!..

Коротким поворотом головы инструктор властно осекает ветерана:

– Так, а ну сесть и не срывать собрание!

И ветеран с осколками в ноге и орденами на груди, дрожа всем разыгравшимся лицом, опускается на место. Он страшных вражьих «тигров» не робел – а этого гнидка затрусил! Мог вообще его послать – собрание-то не партийное, а производственное! Но конвульсивный страх перед самой мелкой властной сошкой неодолим!

И как вчера дрожали этих партократов, так и сегодня большинство дрожит уже демократических господ. В «Тихом Доне» Шолохова есть эпизод: Григорий Мелехов при помпезном посещении солдатского лазарета Великим князем срывает весь парад просьбой «сходить по малой нужде». Герой, проливавший зазря кровь в окопах Первой Мировой, нутром учуял в праздном визитере тыловую сволочь – и сунул ему кукиш в нос. Но современные бойцы, не менее хлебнувшие предательства верхов, способны перед ними только лебезить.

Что, жиже стали изнутри? Навряд ли; тут скорей иной подтекст. Мелехов был из самодостаточных казаков, привыкших прочно жить своим трудом. Он был готов в ущерб своей сохе и воевать – но за Отечество, а не за тыловых ворюг, жиревших на военной каше. Для наших же бойцов теперешняя вялотекущая война – единственная мать родна! Других доходов и надежд «в миру» у них нет, доход один – командировка «в точку», – вот и стелятся перед верховным посетителем, дрожа лишиться шанса своей кровью зашибать на жизнь.

Да, нынешнюю власть клянут на кухнях и в безличном Интернете не меньше, чем советскую. Но только бьет день выборов – и все покорно шлепают голосовать за клятую «Единую Россию». Почему? Откуда этот дегенеративный страх низов перед привычно топчущими их верхами?

Еще старый анекдот. Мужики бунтуют против барина, он вышел к ним в халате: «Ну, чего?!» – и все молча стали расходться. Один мужик пришел домой, сел хлебать щи, да как швырнет ложку в миску: «Чаво, чаво… А ничаво!»

Этот подкожный страх прошил и самых храбрых выскочек из робкого народа. Я делаю предвыборное интервью с одним таким, и он в порыве речи восклицает: «Я никого здесь не боюсь!.. Это не пиши!»

Вот еще старая, но без срока давности, история. Товарищ привел меня устраиваться на хорошую работу, вводит в кабинет к вальяжному начальнику, тот мне:

– Ну, рассказывай, как ты дошел до такой жизни?

– А почему на ты – вроде еще не так здорово знакомы?

Он несколько смешался:

– Да вот, у нас такой дружный коллектив, привыкли неформально…

– А, ну тогда давай на ты.

А друг меня за локоть – и волоком из кабинета, вывел в коридор, весь аж дрожит: «Ну ты меня подставил!» – «Чем? Спросил культурно неформала…» – «Пошел ты со своей культурой! Я ж для тебя – а ты!..»

Сказал я ему тогда: «Знаешь, на что ты сейчас похож? На хрен, который только вынули из зада. Потому что весь в дерьме!» После чего накрылась и вся наша дружба.

И в этом все сидит, в этом повальном страхе выдавить, словами Чехова, раба – из своего, а не чьего-то тюбика! Но почему-то не выдавливается нипочем: униженность, душевный страх после недолгой гражданской оттепели начала 90-х вернулись какой-то вечной мерзлотой в нашу плоть и кровь.

Вот еще мелкий, но типичный штрих. Еще один избранник, из «братков», не знавших страха убивать друг дружку почем зря, правит свое интервью: «Не Юрий Лужков, а Юрий Михайлович!» – «Зачем? Есть норма – имя и фамилия». – «Ты, бля, не умничай! Уважаемый человек – и надо называть по уважению!»

Но больше всего в этом плане меня поразил еще мельчайший случай. Я делаю десятилетней дочке школьную стенгазету ко Дню Победы, и она мне: «Гитлера оставь, а Сталина называть не надо». – «Почему? Тебе кто-то так сказал?» – «Не сказали, но я знаю».

Откуда она, козявка, набралась, что вражьего главкома можно поминать, а нашего, не проходящего в демократическую дверь, нельзя? Из воздуха, пропитанного этим насекомым страхом перед всем «спущенным свыше», больше неоткуда.

Да, кто-то пытается это прорвать лично смелыми, но общественно ничтожными «синими ведерками» и маршами «День гнева», где журналистов, ищущих своих сюжетов, больше чем народа. Но без народной карты в прикупе эта игра на площадях обречена. Есть старое присловье: «Если весь народ вздохнет – и временщик падет!» Но наш народ пока готов скорей издохнуть, чем вздохнуть подобным образом!

И эту его рабскую погибель диктует та же экономика. Свободный человек в отличие от бессловесного раба – это человек, устроенный экономически. Как тот же гордый Мелехов, сложившийся на ниве состоятельного хлеборобского труда. Но такой состоятельный, общественно-полезный труд у нас сейчас вконец убит экономической дубиной.

Еще в СССР любой энергичный человек мог заработать квартиру и машину на «стройках века»: БАМ, КАМАЗ, Норильск, Рогун-ГЭС и так далее. Или достичь всех благ, став выдающимся конструктором, ученым, испытателем, поэтом, токарем. На московском авиазаводе «Знамя», где я работал в юности, виртуоз станочник получал под 800 рублей в месяц. Это, с учетом льготных санаториев, детских садов, высокой медицины и т.д. ­– под 200 тысяч по нынешним деньгам. Выдающаяся пианистка Мария Юдина в ответ на письмо Сталина, восхищенного ее игрой, написала ему такое, что не посмел бы вякнуть нынешнему никакой Шевчук! Мол молю Бога за Ваши страшные грехи – и тому подобное. Сталин ответил тем, что попросил побольше записать пластинок этой «гениальной сумасшедшей».

И сейчас вакансий, дарующих все блага за полезный труд, на чем стоит весь передовой мир, у нас почти не стало вовсе. Полезный труд стал презираем и «по жизни», и по телевизору; энергичным людям остается только энергично воровать, за неимением другого шанса выйти в люди. И большинство ездящих сегодня на хороших авто и покупающих хорошие квартиры ворует так или иначе. Доход приносит только банковский, торговый и сырьевой бизнес, в исходной сути воровской. Плюс захват бывших гигантов производства с пересдачей их под китайские, вьетнамские и прочие склады и рынки. А вор – всегда страдающий болезнью страха раб.

И вся наша элита – из таких воров, сидящих на крючке у самой верхотуры: только вякни лишнее – и улетишь на нары как вор Зуев из «Трех китов» или как вор Ходорковский. Не вякаешь – и смело можешь дальше воровать.

Но без этих вяканий власть вырождается в тупую диктатуру, при которой уже ничего не строится, все только дохнет. И до поры спасающий нас от нужды порядочно трудиться нефтяной запас не выручает нас, а лишь усугубляет нашу деградацию.

В итоге замкнутый круг: без достойного труда не выйти из рабского пруда, а без очистки от заевшего нас страха невозможен никакой поход вперед. Страшно вложить нефтяные деньги вместо чужой кубышки в свои смелые проекты – разворуют! Еще страшней не дать чиновной банде воровать – стряхнет, как пепел с брюк, опершихся сугубо на нее владык. Страх защищать за рубежом свои интересы и своих сограждан – прижмут национальную и личные кубышки. Страх потерять работу, заболеть, прогневить всевластного по-нынешнему шефа, шефиню, шефью дочку, внучку или даже жучку.

Весь постсоветский поворот не только не избавил нас от старых страхов, но и добавил к ним еще тьму новых. Вся Россия уже откровенно платит дань Кавказу – только потому, что там народец оказался посмелей. Наш цивилизационный крах лишь укрепил более дикорастущие, на первобытно-родовой основе, племена, ослабив менее дикорастущие, привыкшие жить человеческим трудом, а не ножом и грабежом.

Как выйти из этого замкнутого круга? Ждать, по пословице, пока сам народ рванет на массовые митинги и сметет временщиков? Так он уже сделал это 20 лет назад – только вместо старых тут же пришли новые прохвосты.

Я думаю, что нынешние, так сказать «учебные» марши протеста хоть подают пример преодоления дурного страха, помешавшего когда-то трудовому ветерану дать отпор партийному хлыщу. А дал бы –  может, спас бы хорошего директора от увольнения за «нарушение партийных норм», а Родину – от краха.

Еще стала доступна такая смелость – заглазно изгаляться в Интернете: «Путен – козел! Медвед – людоед!» – за это ведь не будет ничего! Только удастся ли увидеть хоть когда-то, чтобы хоть один такой Интернет-смельчак сказал бы то же самое в глаза владыке при каком-нибудь его визите в массы под густой охраной? Впрочем это даже излишний экстремизм, а вот попробуйте сперва ответить затыкавшему вас начальнику на то же «ты» или попросить его вести дальнейшее общение на «вы»!

Кто-то, может, скажет, что это слишком мелочно и просто – но уверяю вас, что нет! Это из-за куста, с гарантией личной невидимости, легко назвать козлом премьера – а поди назови так в лицо хамящего тебе работодателя! Клянусь, кому-то даже легче будет удавиться на своей кишке, чем постоять таким путем за свое достоинство!

Но это лишь, по-моему, и есть действительный, хоть и первый шаг к раскабалению от векового страха, без чего все прочие не стоят ничего. При всей видимой малости он, может, самый трудный – потому что первый и до боли непривычный. Но никакой на свете путь не наступает со второго шага!

 

Реклама: