На главную
На главную Контакты
Смотреть на вещи без боязни

Воздать автору за его труд в любом

угодном Вам размере можно

через: 41001100428947

или через карту Сбербанка: 639002389032172660

РОСЛЯКОВ
новые публикации общество и власть абхазская зона лица
АЛЕКСАНДР
на выборе диком криминал проза смех интервью on-line
смех

КОРОЛЬ, ПРЕМЬЕР И МНИМЫЙ АДЮЛЬТЕР

РЕКЛАМА-МАМА. Сильней всех книг и больше, чем кино!

БАЛЛАДА О ГЛИСТЕ В КУСТЕ

ЭПИТАФИЯ МЕДВЕДЕВУ

СО ЗЛОРАДСТВОМ НА УСТАХ

ЦАРСКАЯ ШУТКА. Как свет екатерина образумила попов

МЫСЛИ СНИЗУ или «Президент – один процент»

НАШИ ДАМЫ-ДЕПУТАТКИ…

ПРОТЕСТУЮЩИЕ ВОЛКИ

САМОУЧИТЕЛЬ ПРОТЕСТАНТА

ДУРНОЕ СЛОВО – ИЗ ПУШКИНА ВОН!

СТАРШИЙ БРАТ БОГА

ВОРОВСКОЙ ПРИКАЗ

МАЛЕНЬКИЕ КОМЕДИИ

ЯГОДИЦЫ. Басня

ГЛАЗАМИ ЯЩИКА. Когда у нас пожизненно будут давать условно?

САПОГИ. Нам эта телевизорная демократия не указ!

ПАРАД-АЛЛЕ

ЛЕВ ТОЛСТОЙ КАК ЗЕРКАЛО. Правители СССР и России последнего столетия.

ПЕЛЬМЕНЬ БЕССМЕРТНЫЙ

ТЕАТРАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ

НАСКАЛЬНОЕ ВАРЬЕТЕ

ПЕСНЯ О НАРОДЕ

НАВАЖДЕНИЕ. И тут вся его ненависть...

ПРО ЗОЛОТУЮ РЫБКУ. О Ельцин, Ельцин, кто тебя усеял?

ОВЦЫ И ВОЛКИ – БРАТЬЯ НАВЕК!

ЖЕРТВА ТЕРРОРИЗМА

СКЕЛЕТ В ШКАФУ. Власть измеряется одним: числом скелетов у тебя в шкафу.

ГЕНЕРАЛ ГОЛЬ

КООПЕРАТИВ "ВИЗИТ". Плейбой по-русски.

ОЛЯ В ВАННОЙ

ПОД ЗНАКОМ "БЫ". Как спасти Россию?

РЫБЬИ ПЛЯСКИ

ПОХОРОННЫЙ ШУТ

ХОДЯЧИЙ ТРУП

ВЕДЬ ВЫ ЭТОГО ДОСТОЙНЫ! Двуспальный трон, где не поймешь, кто снизу, кто вверху.

ГОРЯЧАЯ ПЕЧАТЬ

ЗАКОН О ПОЛИЦИИ – КАК ВОЗРОДИТЬ КУЛЬТУРУ КЛАНЯТЬСЯ?

МЕДВЕЖЬИ ВЫБОРЫ. Басня.

ГОРИ ЯСНО! Современный политический словарь.

ТОВАРИЩ ДВА КАПИТАНА. Рыба гниет с головы, а у нас их целых две!

НА ОБОЧИНЕ. «Путин: Пока у нас такая оппозиция, можем спокойно спать, хоть три кризиса еще ударь!»

ДЕТКА И РЕПКА. Посадил Путин коррупцию - и выросла она большая-пребольшая. Сказка.

ВЫНУТЬ КУКИШ ИЗ КАРМАНА! В чем совпадают интересы культа с нашей демократией.

ХОДЯЧИЙ ТРУП

 

Сколько-то лет назад трое друзей, женатых мужиков, приехали по делам в один наш курортный город. Дела их были вскоре сделаны, и им уж надо, выкупавшись напоследок, сматывать оттуда удочки. Но море, фрукты, вино, пляжи, всякие взомлевшие на них брюнетки и блондинки – воля вольная, и в кои веки еще так же подфартит!

А жены их, как в ту морскую воду глядя, позаботились, чтобы денег у них было в обрез. Свои заначки они быстро пропили, и дальше уже ни за гостиницу, ни за вино, ни за мороженое и персики для дам платить им нечем. Только закинули какие-то амурные крючки, вошли во вкус – и на тебе!

Думали они, думали, где денег взять – ничего в головы не лезет. Таких знакомых, чтобы выслали по почте, нет; а к женам и соваться бесполезно. Видят их насквозь и ни одной их байке, хоть вопи, что террористы взяли в плен и просят выкуп, не поверят. Безвыходная ситуация!

И тут одного друга осеняет сгоряча: надо кому-то из них фиктивно умереть – и отстучать жене: мол вышли денег на транспортировку тела. И пусть только попробует не выслать! Ну а потом представить все как розыгрыш, такой тест на проверку верных чувств. Хотя и несколько жестоковато – но тысячи причин, по которым жены их того заслуживают, они тотчас находят.

Осталось только выбрать жертву провокации, отыскали ее тоже быстро. У Пети, назовем его так, жена занималась по торговле, была и самой состоятельной, и самой, по их мнению, достойной такой шутки.

И лишь они все это дорешили – бегом на почту, по пути блудливо гогоча и заготавливая впрок всякие хохмы на прибытие домой ожившего покойника. Отбили текст, слегка потрясши своим ржаньем девушку в окошке: «Петр умер, срочно вышли на возникшие расходы». И на последние гроши отправились под пальмы ждать, что будет.

Назавтра они отправляются на почту снова, спрашивают: есть ли телеграфный перевод? Есть! От радости подпрыгивают чуть не до потолка, берут обратные билеты на три дня вперед, вина, дамских плодов – и все эти три дня в их номере в гостинице стоит дым коромыслом.

В день отъезда они где-то к полудню продирают глаза: ну нагулялись всласть, пора складывать вещи, поезд вечером. То есть глаза продрали только двое: Петя их не продирает почему-то. Пошевелили его – не шевелится. Один дружок другому говорит: «Ишь спит, как мертвый!» И тут сперва у одного из них, а потом и у другого глаза начинают лезть на лоб. Поскольку Петя не как – а в самом деле мертвый: с перепоя, значит, отказало сердце, и вся шутка оказалась для него роковой.

Хлебнули они из их остатков, закосели: что теперь делать? Бросать покойника и убегать тайком – и страшно, и немыслимо: друг все же, не собачий хрен! Заявлять, складировать, перевозить – на что, когда все уже пропито? Слать снова телеграмму, что он умер по второму разу – тоже чушь. Пошлет их его жена к едреней фене; но что делать-то?

В общем пили они, пили – и допились наконец вот до чего. Надо загрузить как-нибудь Петю в поезд по его билету, уложить на полку, довезти до дома – и там вручить как раз уж подготовленной жене. А что до неувязки в сроках и возможного раскрытия всей дикой хохмы, на него же и свалить. Покойник уже не обидится.

И вот досидели они в номере, как на угольях, рядом с трупом до отъезда. Один их них вышел, словил частника с машиной, сказал ему и горничной, что друг нажрался вусмерть – ну, тем это не впервой, и не моргнули, когда Петю как мешок несли в машину. Ту же легенду повторили при посадке в поезд проводнице – и она, только в билеты глянув, к остальному отнеслась без интереса.

В купе покойника закинули на верхнюю полку, только отдышались – входит попутчик на четвертое место. И ему тоже наплели, что Петя вот напился в зад, и Бог с ним, давай, если не против, тоже выпьем.

Тот был не против, вынули запасы, поезд уже едет, стали пить. Стемнело; друзьям, пока еще в мозгах чуть светит, надо о дальнейшем переговорить: как потом объяснить, что Петя целый день и завтра не проснется и так далее. И они соседу говорят, что сходят к проводнице, всякие там трали-вали – и сами после всего выпитого не исключая этих тралей-валей. И ушли.

А сосед сидел-сидел, ждал-ждал их – тоже выпил хорошо и надо бы еще разбавить одиночество, да не с кем. Впрочем мужик на верхней полке, если жив, уж должен бы проспаться, в самый раз его опохмелить. И косой сосед решает его с этой целью разбудить. Тряхнул за плечо – не отзывается. Дернул сильней, не рассчитав своих косых сил, поезд тоже дернуло – и Петя рухнул с полки, прямо головой об столик. Сосед давай его тормошить: прости мол, я же не хотел; глядит – а тот не дышит!

Тут он совсем струхнул: выходит, это он несчастного убил, сейчас его друзья вернутся – и если сразу не оторвут голову за друга, то после за него не отсидишься. И тогда он, не долго думая, опустил купейное окно, взвалил на себя Петю – и вывалил его под шум колес в темную ночь. Хлебнул еще вина – и в страхе завалился, мордой к стенке, спать.

А Петины друзья, тем временем наговорясь между собой и получив отлуп у проводницы, возвращаются в купе. Садятся к столику – и вдруг видят, что Пети на его месте нет. Волосы у них на головах слегка приподнимаются, они расталкивают спутника и спрашивают его: где Петя? На что тот отвечает: Петя ваш проснулся, спросил, где он и где вы – и пошел вас искать. А вы мол что, не повстречались?

У тех от этого отпадают вовсе языки, они таращатся с дурными рожами на полку и на дверь. А сосед, не понимая их дурной реакции, спешит вернуться носом к стенке и продолжить свой ужасный сон.

Всю ночь друзья, как полоумные, бродят по поезду, ища не то свой труп, не то еще невесть что. И в результате окончательного умственного тупика, вернувшись наконец в купе, мертвецки засыпают.

Так, что не слышат даже, как спозаранку поднимается сосед и, вспомнив весь ночной кошмар, смекает, что ему лучше всего сейчас, пока те спят, дать деру. И на первой же станции дает его.

Где-то уже ближе к полудню просыпаются под стук колес и Петины друзья: Пети как не было, так и нет; вдобавок и сосед еще исчез. Весь остаток дня они проводят в лютом ужасе, с самого страшного в их жизни бодуна, не представляя даже, что теперь скажут жене пропавшего покойника, то бишь его вдове.

А тем временем в отделе транспортной милиции того направления ломают головы над загадочным, сброшенным под насыпь трупом. Поскольку, если верить медэксперту, он уже мертвым сел в поезд, чтобы потом как-то выкинуться из него. И старший опер уже строчит рапорт об очередном таинственном заказняке со стороны злой мафии.

А поезд с товарищами, осиротевшими уже как бы по третьему разу, стучит все ближе к сердцу нашей родины Москве.

Они, хоть оба без копейки, каким-то мистическим путем находят еще какой-то бормотухи – и прибывают к месту назначения в мертвецком виде. Их самих, как трупы, сносят в вокзальную дежурку – и там, изъяв у них три паспорта, один без человека, складируют до утра на полу.

А утром и вся та дежурка попадает во власть какой-то тьмы. Ибо ожившие друзья как в бреду вещают о каком-то трупе, вышедшем из поезда в астрал – и о еще каком-то, вышедшем туда же спутнике. Вдобавок приезжают вызванные жены, одна из которых воет, чтобы ей выдали покойника, а две другие принимаются не хуже местного сержанта-изувера лупить плетущих околесицу мужей.

Но наконец их бредни о ходячем трупе удается увязать с загадочным линейным жмуриком, после чего и вся непостижимая цепь событий помалу восстанавливается.

В общем на всю катушку оторвались мужики. Больше их и калачом на это море не заманишь.

 

Реклама: